Коктебель: джаз с Nirvana, балалайками и оперой

Фестиваль музыки, которая «так и не стала частью российской культуры»…

С большой сцены под холмом легендарного Юнге, основателя поселочного Коктебеля в Крыму, два дня доносились звуки саксофонов, фортепианные соло и соловьиные голоса джазовых певцов и певиц. Первый опыт проведения фестиваля «Наш Джаз», задуманного, чтобы вспомнить и советскую, и американскую классику жанра, а где-то и пошалить, смешав стиль с мелодиями Nirvana и The Beatles, удался. Оказалось, далеко не всем на курорте близки поп-хиты, льющиеся бурной рекой из заведений на побережье, изголодался слушатель по качественной интеллектуальной музыке, которой всегда и был джаз. Даже буйные одиночки, кричащие перед началом праздника: «Джазу давай!», как только начиналась программа, успокаивались и внимательно прислушивались к изящным замысловатым композициям.

В последние годы Коктебель славится многочисленными музыкальными фестивалями, причем в фаворе у слушателей и организаторов именно джаз и world-music. Новый опен-эйр придумал свою концепцию — собрать на сцене всех лучших российских музыкантов, разбавив классику жанра от таких мэтров, как Анатолий Кролл и Даниил Крамер, экспериментальными проектами (например, фортепианным кроссовер-трио BelSuono, миксующим и джаз, и классику, и современную популярную музыку). Вкусным дополнением к музыкальной программе стал автопробег ретромашин, который стартовал из Москвы за несколько дней до начала опен-эйра. Автомобили отбирали с таким же пристрастием, как и исполнителей. Был среди них и «Мерседес Бенц 110», привезенный из ГДР отставным офицером Советской армии, и «Волга», снявшаяся в фильме Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», и жемчужина автопробега «Жестянка Лиззи» — «Форд Т» 1923 года. Машины гордо выстроились в ряд рядом со сценой. Выступления на их фоне выглядели как перформанс, радуя не только слух, но и взгляд. За два дня фестиваль собрал 10 000 зрителей. Вход был свободным, а слушать музыку можно было где душе угодно — и на танцполе перед сценой, и на пляже за ней, и в уютном амфитеатре. Особо изобретательные гости расположились с биноклями на балконах номеров в близлежащем отеле и на веранде прибрежного кафе. От лучей палящего солнца слушателей заботливо оберегали: все сеты начинались вечером, когда жара спадала, и заканчивались за полночь. Публику заранее готовили к выходу музыкантов: вести фестиваль доверили известному журналисту-джазоведу Кириллу Мошкову, который устраивал краткий экскурс по теме перед каждым выступлением. Впрочем, скучать от долгих лекций не приходилось — рассказы были четкими, лаконичными, а сложные, затейливые программы кое-где разбавлялись и шутливыми, например «Каламбуром» — квартетом при ансамбле песни и пляски Черноморского флота. Развеселые музыканты с балалайками, баяном и электрогитарой вышли на площадку в костюме морячков и зарядили задорное попурри, в котором «Куплеты Эскамильо» из оперы Бизе «Кармен» (в народе больше известные как «Тореадор, смелее в бой!») легко сочетались с «Прощанием славянки», зарубежной нетленкой «The House Of The Rising Sun», незамысловатой «В лесу родилась елочка» и даже с основной темой из рок-оперы «Jesus Christ Super Star».

Тень Лундстрема и призрак оперы

Джазмен и композитор Олег Лундстрем создал уникальный оркестр. Он попал в Книгу рекордов Гиннесса как самый «долгоиграющий» биг-бенд в мире. Год рождения коллектива — 1934-й, функционирует он до сих пор, сейчас — под руководством Бориса Фрумкина. Кроме оркестра дело великого музыканта продолжает и фонд имени Олега Лундстрема, созданный для поддержки современных талантливых исполнителей, играющих джаз. Тень Лундстрема появилась и на коктебельском фестивале: ансамбль солистов фонда стал одной из групп-участниц. Состав у него богатый и пестрый: вокалист Юрий Шихин, контрабасист Сергей Васильев, барабанщик Евгений Аноев, перкуссионист Александр Брыксин, пианист Александр Аноев, альт-саксофонист Святослав Тякучёв и его брат Анатолий Тякучёв за вибрафоном. Последний инструмент — ударный и один из основных в джазе. Самые известные джазовые вибрафонисты — Лайонел Хэмптон, Гари Бертон, Джо Лок и Кол Чейдер. Лайонел Хэмптон, экспериментируя с вибрафоном, был замечен Луи Армстронгом, в итоге первая зафиксированная запись, сделанная с этим инструментом, была создана Хэмптоном в 1931 году совместно с оркестром «Armstrong’s Sebastian New Cotton Club». Все музыканты ансамбля солистов фонда им. Лундстрема учились джазовой премудрости в Америке, после чего вернулись на родину практиковать полученные знания и делиться ими со слушателями и коллегами. В арсенале у них — самые сладкие джазовые стандарты, такие как «New York, New York» и «My Way» Фрэнка Синатры и «Love Me Tender», песня 1956 года, которая в головах большинства людей звучит голосом Пресли, созданная на основе еще более древней баллады.

Золотое сопрано России певица Хибла Герзмава заставила организаторов понервничать: утром в день выступления у нее поднялось давление. Петь в таком состоянии противопоказано, но «златоглазая волчица» (именно так переводится имя и фамилия Хиблы с абхазского) справилась с недомоганием, вышла на площадку улыбаясь, с видом королевы, как подобает настоящей оперной диве, и запела завораживающую «Арию Альмирены» из оперы Фридриха Генделя «Ринальдо». Под силу Хибле не только оперный репертуар: свой концерт она украсила романсом Глинки и арией «Summertime», написанной еще в 1935 году Джорджем Гершвином для оперы «Порги и Бесс», вещь, которую полюбили и исполнили потом многие джазовые артисты — Чарли Паркер, Луи Армстронг, Элла Фицджеральд и др. Певице аккомпанировало трио знаменитого джазового пианиста Даниила Крамера, который и пригласил ее на сцену, попросив всех присутствующих закрыть глаза и «приготовиться к чуду».

Свои программы на фестивале отыграли не только заявленные в афише артисты, на нем произошло и небольшое чудо. Организаторы говорили: если вдруг во время проведения праздника в Коктебеле окажутся интересные джазовые музыканты, то их обязательно примут на площадке. И сдержали слово! Перед опен-эйром, гуляя с компанией по набережной, MegaБит услышал дуэт молодых ребят, филигранно исполняющих на тромбоне и гитаре «Караван» Дюка Эллингтона и другие джазовые стандарты. Оказалось, тромбонист Егор Гуляев и гитарист Николай Свирчков приехали как группа «Мини-Джем» в Коктебель из Донецка, познакомились всего пару недель назад, хотя звучат как давно слаженный бэнд. Один энтузиаст привел музыкантов на прослушивание. Звездный час для ребят настал во второй день фестиваля, так что публике не только показали букет из известных джазовых артистов, но и открыли новых, дав им возможность проявить себя на большой площадке. Такое сегодня случается нечасто. Неплохое начало для фестивальной истории, совершившей еще один шаг к тому светлому времени, когда «частью российской культуры» будет не только распальцованный шансон и трехаккордная попса, но и благородный джаз, о чем, конечно, мечтает не только великолепный музыкант Даниил Крамер.

Показать rss

Карта